Борьба с фальсификатом молочной продукции: поможет ли запрет растительных жиров?

В марте завершилась масштабная проверка молочного рынка, которая проводилась Россельхознадзором, Роспотребнадзором и Роскаеством по поручению вице-премьера Аркадия Дворковича.

По данным Открытого правительства, которое должно оценить результаты проверки, качество реализуемой на отечественном рынке продукции, мягко говоря, не выдерживает критики. Представитель Открытого правительства приводит данные, по которым на июль 2017 года количество недовольных качеством детского питания, мяса, молока и молочных продуктов выросло почти в два раза — до 15% населения. Итоги проверки пока не обнародованы, однако тема фальсификации продовольствия становится острее с каждым днём, в настоящее время это одна из самых обсуждаемых проблем на всех государственных уровнях. СМИ охотно сообщают нам о новых поворотах в теме фальсификации, читатели смакуют кричащие заголовки, значительно повышая рейтинги всевозможных изданий.

Интересно, что вопрос фальсификата достаточно часто скатывается в обсуждение вреда растительных жиров и пальмового масла, которые по мнению ряда политиков приводят к стагнации всей молочной отрасли. К слову, глава Минсельхоза Александр Ткачёв в своих интервью неоднократно объявлял войну пальмовому масла, при этом подчёркивая, что вред пальмового масла не доказан. К теме активно подтянулись соседние страны. Заголовки СМИ отражают настроение соседей более чем – «В Гродно пальмовое масло тестируют на студентах и крысах», «В Казахстане задумываются слезть с пальмы и отказаться от пальмового масла», «"Пусть его едят обезьяны": Ляшко хочет запретить в Украине пальмовое масло» и т.д. И снова эти материалы не имеют под собой никакой научной базы, причины запрета, которые озвучивают люди, находящиеся у власти, лишены логики, здравого смысла, их аргументы антинаучны.

«Дайте в руки мне баян…»

Например. Казахстанский депутат Ахмет Мурадов утверждает, что «пальмовое масло, по мнению многих специалистов, небезопасно … и является самым канцерогенным растительным маслом. Оно приводит к нарушению липидного обмена, повышает уровень холестерина, вследствие чего поражаются сосуды». С ним соглашается украинский политик Олег Ляшко, автор законопроекта о запрете пальмового масла, ратующий за сохранение здоровья земляков: «Это масло «провоцирует рак и тяжелые заболевания сердечно-сосудистой системы. Вместо того, чтобы покупать украинское молоко, завозят дешевое пальмовое масло, травят людей … а украинцы тратят миллиарды долларов на лечение онкозаболеваний. Сегодня Украина занимает первые места по сердечно-сосудистым и онкозаболеваниям, а в селе нет коровы. Поэтому мы добиваемся запрета пальмового масла». Жаль, что спикеры не проверили данные: пальмовое масло не может являться канцерогеном. Наоборот, оно обладает выраженным антиканцерогенным эффектом, который определяет содержание в пальмовом масле витамина Е, токоферолов, токотриенолов, витамина А. Есть исследования, доказывающие, что названные компоненты способны значительно снижать вероятность развития рака молочной железы. Незамеченным остался и тот факт, что высокий индекс окислительной стабильности даёт пальмовому маслу устойчивость перед окислительной порчей, а следовательно, в нём не образуются свободные радикалы, провоцирующие раковые образования.

Не преминули казахстанские СМИ упомянуть и о вопросах транспортировки пальмового масла, которое по их ошибочному и неподтверждённому мнению перевозят в цистернах из-под битума и гудрона. Эта страшилка – уже «баян»! Известный факт, что масло по своим физическим характеристикам близко к нефти, поэтому, начиная с советских времён, для их перевозки и использовались цистерны, формально предназначенные для нефтепродуктов. Но это не значит, что в одну сторону везётся нефть, а в другую – масло. То есть для масла всегда использовались цистерны исключительно для перевозки пищевых грузов. Этот процесс жёстко регулируется Минтрансом, РЖД. Несколько лет назад по этому поводу проводились прокурорские проверки, но ни один факт нахождения непищевых веществ выявлен не был.    

Основательно взялись за дело учёные Гродненского медицинского университета, обеспокоившись растущим потреблением пальмового масла. Исследования пока ведутся, результаты промежуточные. Вот только не совсем понятен вектор. РУП НАН Беларуси по продовольствию, по инициативе которого и проводится исследовательская работа, в большей степени озабочен вопросом использования фракций технического пальмового масла. Не хочется разочаровывать учёных, но это ещё один миф с большой бородой. Понятия «техническое пальмовое масло» не существует в природе. Весь мир потребляет этот продукт с одних и тех же плантаций Малайзии и Индонезии. Мировое законодательство жестко регулирует процесс производства, существуют показатели качества и безопасности, которые допускают или не допускают использование пальмового масла в пищевых целях. Поэтому разговоры о том, что в Европе пальмовым маслом смазывают рельсы, а мы употребляем его в пищу, несостоятельны, доказательств этому нет. При этом ни у кого не вызывает нареканий тот факт, что из оливкового, подсолнечного, льняного масел производят олифу, лаки, краски.

Активное выступление Белоруссии против использования пальмового масла интересно выглядят на фоне ряда ситуаций, которые постепенно развеивают миф о высококлассной белорусской молочной продукции. Не вдаваясь в политическую подоплёку происходящего, можно утверждать, что Россельхознадзор регулярно выявляет разные виды нарушений в продукции из Белоруссии. Среди них – наличие антибиотиков, нарушение ветеринарно-санитарных требований Евразийского экономического союза и РФ. Российский рынок – основной рынок сбыта для белорусов. Не лучше ли подумать про улучшение качества поставляемой продукции?

Казахстанские СМИ вспомнили и про перекисное число в пальмовом масле, утверждая, что в Казахстане и странах ЕАЭС это число — 10. О, ужас! Однако, согласно мировому пищевому стандарту Codex Alimentarius, утверждённому ФАО ОНН и ВОЗ и применяемому во всех странах, перекисное число до 10 мэкв/кг считается безопасным для применения растительного масла в пищу. Снижение перекисного числа – снижение конкурентоспособности по сравнению с западными поставщиками и производителями масложировой продукции. 

Важно подчеркнуть, что источники, на которые опираются подобные материалы, могут вызвать массу вопросов, поставить под сомнение авторитет автора. Так, МК Казахстан ссылается на «серьёзный» источник, «близкий к центральной власти», который, в свою очередь, опирается на последние исследования, причём последние исследования почему-то указаны в кавычках. Видимо, для подтверждения надёжности! Подобное «подтягивание» фактов – метод распространённый. Его использованием грешат многие журналисты. Например, статья со страниц «СвободнойПрессы» (издание частенько публикует материалы сомнительной объективности) об «ужасах» пальмового масла опирается на исследование нигерийских учёных, которые, по словам автора статьи, «бьют во все колокола», испугавшись тяжёлых металлов, попавших в масло из окружающей среды. Но если внимательно посмотреть на текст исследования, непонятно по какому поводу паника. Все показатели оказались в пределах нормы, кроме того, остатки тяжёлых металлов содержит любое растение, т.е. при измерении эти вещества можно обнаружить в любом масле. Главное, чтобы их количество не превышало предельно допустимую концентрацию.  Перед нами типичное передёргивание фактов, благодаря которому можно подтвердить необходимую идею.  

Законный сценарий

Это лишь несколько доказательств того, что борьба с фальсификатом продукции развивается по странному сценарию. Запретить использовать растительные жиры в отрасли, опираясь на псевдодоказательства их вреда, нецелесообразно. В настоящий момент использование растительных масел, в том числе пальмового, происходит на законных основаниях. Доказательство тому – Технические регламенты Таможенного союза «О безопасности молока и молочной продукции», «На масложировую продукцию», «О безопасности пищевой продукции». Куда разумнее идти цивилизованным путём – путём строгой регламентации молочных продуктов и продуктов с заменителем молочного жира. Подобные действия никак не могут сказаться на здоровье граждан. Продукты со смешанным жировым составом (с молочным жиром и растительными маслами) в Европе являются продуктами здорового питания, рекомендуемыми к каждодневному потреблению. Показателен в этом плане опыт проекта «Северная Карелия», где количество сердечно-сосудистых заболеваний удалось снизить во много раз в том числе и благодаря смене пищевого рациона финнов – было сокращено потребление молочного жира, увеличено количество растительных жиров, сливочное масло было заменено спредом (продуктом со смешанным жировым составом), и, как следствие, было уменьшено потребление насыщенных жирных кислот, трансизомеров жирных кислот. Более того, если внимательно посмотреть на упаковку спреда в любом европейском магазине, там указаны диетологические рекомендации, прописаны преимущества употребления жировых продуктов с растительными маслами в сравнении со сливочным маслом.

Таким образом, растительные жиры – это не «абсолютное зло». Достаточно поместить их в грамотно выстроенное правовое поле, дать продуктам с использованием растительных масел адекватное название, чётко регламентировать вопрос маркировки, ужесточить наказание за фальсификацию, и многих проблем можно будет избежать. Подходя к продуктовой полке, покупатель будет точно знать, что он покупает. При этом молочная отрасль сохранит свои позиции, интересы добросовестных производителей молока будут существовать параллельно с интересами производителей молокосодержащей продукции. Подобный вариант развития событий актуален и с экономической точки зрения в ситуации дефицита молока в России. На сегодняшний день сливочное масло стоит 5281 доллар за тонну, а цена на пальмовое масло составляет 647.5.

Всё перечисленное является серьёзным поводом ещё раз задуматься о том, что запрет не всегда оказывается лучшем способом решения проблемы. Расстановка законных границ – вот выход, выгодный со всех точек зрения.

Комментарии (0)