Что съеденное нам готовит

В магазине как на передовой! Покупатель, «заряженный» многочисленными информационными скандалами о фальсификации продуктов питания, пищевом геноциде, мировом заговоре, направленном на отравление целой нации, оказывается втянут в военные действия, основой которых является недоверие ко всему и вся, стремящемуся попасть в магазинную тележку. Мысли о продуктовых врагах постоянно подогреваются заявлениями лиц, обличённых властью. Недавно официальный представитель Россельхознадзора заявил, что четверть продуктов на российском рынке устойчиво фальсифицируются. Сказал и сказал, резонанс пошёл – покупатель встал в оборонительную стойку. И при этом совершенно незамеченной осталась информация о том, что Роспотребнадзор эту цифру не подтвердил. Так бояться съеденного или нет?

 

Выборочный прогресс

            Бояться точно не стоит, стоит подходить ко всему критически, так сказать, сверяя показания. В сложившейся ситуации постоянного нагнетания пищевой катастрофы – это единственный выход. Здесь сразу слышится: «Легко призывать – сопоставляйте факты, боритесь с догматизмом, он убивает диалектику (как по Марксу)! Мы – традиционалисты. Всё новое вызывает у нас массу сомнений». Парировать можно легко. Традиционализм на деле оказывается выборочным. Люди выстраиваются в очередь за новыми гаджетами, сутками готовы караулить старт продаж нового смартфона, при этом пищевые открытия встречают активное сопротивление. Потребители не верят науке и здравому смыслу в вопросах питания, открещиваются от очевидных фактов, подкреплённых научными данными. Получается, что прогресс принимается выборочно. Яростное отрицание нововведений в еде происходит на ментальном уровне. Возможно, дело в том, что еда стала для нас частью национальной идеи. Богато накрытый стол – неизменный атрибут любых знаковых событий русского человека от рождения до смерти. Гостеприимство и хлебосольность – многовековые традиции. Поэтому любое пищевое открытие может быть воспринято как посягательство на самую главную жизненную основу – на еду. Одно дело прорывные идеи в сфере электроники – это от нас ментально далеко, долгое время мы без этого жили и ничего, совсем другое – продуктовые инновации, отодвигающие то, что традиционно оказалось у нас на столе. 

 

Как медийные лица хайп ловили

            Недоверие ко всему укрепляют СМИ. В «жареных» статьях нам рассказывают о том, что одни продукты вредны, другие – полезны, ряд компонентов укрепляет здоровье, другие нас убивают. Сколько телевизионных программ и печатных статей о смертельной опасности пищевых добавок выходят с завидной регулярностью. Усилителя вкуса глутамата натрия боялись как огня. Пока не выяснилось, что это вещество природного происхождения, не вреднее обычной морской соли. Один из самых известных сахарозаменителей аспартам (Е951) был обвинён в способности провоцировать некоторые виды рака, усугублять диабет. Впоследствии эти данные не подтвердились. Да что говорить об этих новых продуктах, когда так горячо любимые нами картофель, помидоры (и многие другие уже традиционные для нашего стола продукты) считались когда-то пищевыми изгоями, «дьявольской пищей» и насаждались чуть ли не насильственным путём.

            Усугубляет ситуацию повсеместное стремление приклеить ярлык к любому явлению. Чёткое желание дать однозначное определение чему бы то ни было – основной метод работы многих медийных лиц. Этим приёмом частенько злоупотребляют известные журналисты (посмотрите программы Аркадия Мамонтова, Владимира Соловьёва). Настойчивые вбросы односторонней информации, направленные на достижение определённого эффекта, а не на трансляцию объективной информации, – многие журналисты-пропагандисты усвоили отлично. Кукловод Геббельс, идейный вдохновитель фашистской Германии, легендарный популист, был бы доволен. Как только выбирается очередная пищевая жертва, её моментально определяют как эрзац, суррогат, искусственный компонент, которым травят нас и наших детей. Механизм запущен, недоверие населения растёт. На этом фоне значительно легче заработать себе репутацию защитника здоровья нации, поборника правды и справедливости. Показательным в этом плане является проблема, раздутая вокруг пальмового масла. К ней не присоединился только ленивый.

            Депутат (если это слово в данном случае не покажется вам кощунственным) Мария Кожевникова сделала борьбу с пальмовым маслом одним из пунктов своей кампании. Бывший член общественной палаты Александр Хамидуллин, рассуждая о вопросах агропромышленного комплекса, правилах маркировки продуктов питания, неоднократно делал заявления о том, что пальмовое масло опасно для организма так же как никотин. Дмитрий Савельев и Анатолий Петров, депутаты ГД, борясь за качество детского питания, объявили пальмовое масло «сплошной химией» и вредной добавкой. Завершает рейтинг условных искателей правды, ни больше ни меньше, кандидат в президенты РФ Павел Грудинин, активно сетующий на то, что суррогатное пальмовое масло вредит здоровью нации. Кроме того, возможный президент озабочен тем, что Россия подписала соглашение на поставку Индонезии истребителей Су-35 в обмен на поставку пальмового масла, которым будут пичкать наших сограждан, к огромному разочарованию кандидата. Тревога Грудинина, понятна. Ну как ещё в предвыборной гонке отвлечь внимание от выползающих наружу скандалов вокруг ЗАО «Совхоз имени Ленина» и самого агрария.

Не закапываясь глубоко в политические игры и личностные качества перечисленных политиков (некоторые из которых, если быть точными, уже не имеют к общественной деятельности никакого отношения), складывается впечатление, что перед нами модная сегодня «ловля хайпа». Активно «примазавшись» к наболевшей теме, можно громко заявить о себе. И уже совсем неважным становится то, что заявления перечисленных политиканов давно опровергнуты научным сообществом, что в настоящее время не существует объективных данных, доказывающих вред пальмового масла для здоровья человека. Главное – хайпануть! Интересно, что некоторые достаточно авторитетные общественные организации, которые имеют определённый вес, инициируют проверки продуктов питания, допускают в своих якобы серьёзных исследованиях смешные ошибки. Например, Российская система качества, осуществляющая глобальные изучения качества продуктов, привлекающая многочисленных экспертов, недавно заявила на своём сайте, что пальмовое масло добывается не из плодов пальмы, а из самого дерева. Казалось бы, что этот миф давно развенчан – ан нет. Странно, что в него по-прежнему верит организация подобного уровня.   

           

Срываем ярлыки

Назвали в медиа тот или иной продукт суррогатным, ярлык приклеили. А между тем, слово это совсем не ругательное. В Медицинской энциклопедии пищевые суррогаты – «(лат. surrogatus поставленный вместо другого; синоним: пищевые заменители, эрзац-продукт) пищевые продукты, обладающие некоторыми качествами других продуктов и поэтому способные в определенных условиях их заменить». Вот несколько примеров, доказывающих безопасность замены.

Первый пример для любителей молока. Коровье молоко – традиционный, универсальный продукт. Однако последние исследования доказывают, что молоко может быть полезно не всем. Вот тут как раз и пригодятся соевое, миндальное, рисовое и другие альтернативные виды молока. У некоторых в голове сразу всплывает цепочка «суррогат – эрзац – вредно». Напрасно. Эти продукты не представляют опасности. Наоборот, они имеют целый ряд преимуществ перед напитком животного происхождения, могут быть полезны для людей с лишним весом, постящихся и вегетарианцев. А вкусовое разнообразие сможет удовлетворить самого придирчивого гурмана.

Второй пример для любителей сливочного масла, вкус которого многие помнят с детства. Появление на прилавках продукта с названием «спред» вызвал некоторое недоумение, его сразу же окрестили дешёвым суррогатом сливочного масла, и дальше дело не пошло. Незамеченным осталось то, что на Западе спред давно считается продуктом диетического питания. Он создан на основе растительных масел, заменяющих частично или полностью животные жиры, при этом сохраняя традиционно твердую консистенцию. Не услышали информацию о том, что современные спреды содержат минимальное количество или не содержат вообще холестерина и трансизомеров жирных кислот, а обогащение добавками пищевых волокон, пробиотиками, пребиотиками окажут положительное влияние на пищеварение. Вот где замена одного другим оказывается реально полезной, и это без ущерба традиционному вкусу.

Здесь опять слышится возрастающий голос противников пищевого прогресса. Но по сути, спреды, эквиваленты, альтернативы и многое другое – это то же самое, что и суррогатный морковный чай, который заваривали наши бабушки от разных недугов, и который очень посредственно относится к культивированию чайного дерева. Принцип один и тот же, только технологии изменились.

Другой вопрос – фальсификация продуктов питания, когда производитель умышленно скрывает состав продукта, добавляет то, что нельзя. Это должно быть наказуемо, но не имеет никакого отношения к нападкам на определённые виды сырья. Растительные жиры не становятся вредным сырьём от недобросовестных действий производителя.

Надо понимать, что любые нововведения пищевой индустрии не берутся с потолка, по желанию отдельно взятых людей или производителей. Все рекомендации по здоровому питанию формируются на основе тщательно проверенных научных данных, анализируется общее состояние здоровья населения, основные причины смертности. А производители должны успеть отреагировать на изменения новыми технологиями, расширением ассортимента. Пищевую безопасность контролирует государство, надзорные органы, регламентирующие документы – Технические регламент Таможенного союза, ГОСТы. Поэтому не стоит паниковать и бояться съеденного. Лучше всего начать с себя, обратить внимание на свои пищевые привычки, повысить свою потребительскую грамотность. Мы очень любим рассуждать о вреде фаст-фуда, при этом в гипермаркетах выстраиваются огромные очереди в кафе быстрого питания, трубить о растущей проблеме ожирения, поедая килограммы сладкого и забывая о необходимости физической нагрузки. До тех пор, пока желание стать здоровым у каждого отдельно взятого человека не перестанет быть абстрактным, не примет конкретные очертания, ситуация не изменится.

 

Продукты питания – это не враги. К тому же не существует чёткого разделения на вредные и полезные продукты. Есть закон меры, пищевой баланс. Это прописано в программных документах ВОЗ, нормативных актах органов российского здравоохранения. На это можно опираться в условиях тотального кризиса доверия. Ну и на свой здравый смысл, разумеется.

Комментарии (0)