Как не превратить борьбу с фальсификатом в борьбу с ветряными мельницами

Фальсификация продуктов питания – одна из наиболее болезненных тем в российской экономике. Постоянные проверки контрольно-надзорных органов и отчёты о них составляют значительную часть всей новостной ленты отечественных СМИ. Чего стоит облава на «сыроподобную» продукцию, инициированную президентом и обозначенную Александром Ткачёвым «линией фронта» всего АПК РФ. Военная риторика прямо указывает серьёзность намерений. Это неудивительно, ведь речь идёт о продовольственной безопасности и здоровье граждан.

 

Интересно, что в столь серьёзном вопросе не всегда удаётся прийти к одним и тем же цифрам, отражающим масштаб проблемы. Не так давно Роспотребнадзор опровергал информацию (которую, к слову, озвучил Алексей Алексеенко) о том, что четверть российских продуктов не соответствует предъявляемым качеству требованиям.

 

Любой продукт может быть превращён в фальсификат: мясо, колбаса, рыба, икра, молочные продукты, фруктово-овощные соки и концентраты, газированные напитки, алкоголь… Список может быть продолжен. При чём разбавление сока водой и добавление в колбасу крахмала и муки может показаться невинной забавой по сравнению с вопиющими нарушениями всех санитарных норм и требований, которые становятся причиной массовых отравлений, иногда с летальными исходами.  

 

Здесь встаёт справедливый вопрос – если про проблему фальсификации всем известно, инструменты мошенничества так же ясны, почему просто нельзя взять и побороть жуликов раз и навсегда? Ответ будет прост и не нов – для борьбы с фальсификатом нужен слаженный комплекс мер по упорядочению работы контрольно-надзорных органов, которые смогут осуществлять адекватную, объективную проверку на всех этапах производства продуктов питания, значительная доработка существующего законодательства, которое в настоящее время создаёт некоторые возможности для теневых схем, ужесточение наказание за фальсификат, открытый разговор с потребителем о свойствах продуктов, о возможностях обнаружения фальсификата, организованный в СМИ. В борьбе с фальсификатом в нашей стране сделано уже многое, но ряд инициатив по-прежнему нуждается в корректировках. Рассмотрим некоторые из них.

 

Контроль качества продукции

Работа одного из звеньев контролирующей деятельности. Перед тем, как попасть на полку, товар проходит обязательную процедуру соответствия требованиям действующих технических регламентов, по итогом которой единичный товар или партия получают сертификат соответствия. Этот документ потребитель может запросить на любой товар в магазине. А выдают эти декларации частные организации, аттестованные Росаккредитацией. По данным РБК, по всей России выдачей сертификатов качества занимается около тысячи организаций. Часто эти конторы сомнительного характера, которые не несут никакой ответственности за методику проверки и достоверность полученной информации. Многие представители производств рассказывают о том, что товар может даже не доходить до лабораторных испытаний, а сертификат иметь. Росаккредитация заявляет, что не хватает физических сил для проверки каждой лжеэкспертной организации. Некоторые мошенники не имеют фактического офиса, а сертификаты выдают регулярно. Чиновники уверены, что исправит ситуацию устранение посреднических организаций и усовершенствование системы оборота разрешительной документации. Пока вопрос является открытым.

 

Маркировка продукции

В настоящее время парламентарии активно прорабатывают вопрос маркировки продуктов питания – важный шаг в борьбе с фальсификатом и в деле открытого информирования покупателей о продуктах питания. Вот только и здесь всё оказывается непросто.

 

Летом этого года внедрена добровольная система цветовой индикации «Светофор». Смысл в том, чтобы обозначить зеленым, желтым или красным цветом продукт в зависимости от содержания в нём соли, сахара и жиров. Контроль за употреблением этих веществ является профилактикой ряда сердечно-сосудистых и других заболеваний. Эта в целом благая инициатива была подвергнута критики. Много вопросов было по методике определения «полезности» или «вредности» продуктов. Эксперты отмечали, что нельзя к одним и тем же категориям применять одинаковые показатели. Так, показатель жирности рыбы – критерий сезонный, а этого методика не учитывает. Другой момент – прозрачность и контроль исполнения. «Светофор» – система добровольная. Кто из производителей по собственному желанию поставит на свой товар красный знак? Это сознательное уничтожение собственного продукта. Так же непонятно, кто будет курировать работу этой системы. Методику разрабатывал Роспотребнадзор, а вот готова ли эта организация выполнять контролирующую функцию, пока неизвестно.

 

Наименование разных категорий

С вопросом маркировки тесно связано наименование разных категорий продуктов. С июля этого года начали действовать поправки к Техническому регламенту «О безопасности молока и молочной продукции», запрещающие использовать молочные названия для продуктов со смешанным жировым составом. Логика, безусловно, ясна. Приобретая продукт с названием «сметанка», «йогуртик», «творожочек», потребитель должен понимать, что он покупает не 100% молочный продукт. Но лучше ли новое название, уже закреплённое в регламенте? Продукт с растительными маслами теперь называется «молокосодержащий продукт с заменителем молочного жира, произведенный по технологии творога/сметаны и т.д.» С позиции регулирующих документов – всё верно, но помогает ли это на деле конечному потребителю – большой вопрос.

 

Молокосодержащая продукция не единственная с новым именем. Некоторое время назад депутат Виталий Милонов выступил за то, чтобы запретить называть колбасой продукт с содержанием мяса менее 50%. Он предложил для таких продуктов новое название – «имитация колбасного изделия». По аналогии парламентарий предлагает переименовать прохладительные напитки и лимонады в «химически-синтезированные напитки». К флешмобу по переименованию присоединились и алкогольные напитки (пиво, сидр, пуаре, медовуха). Роскачество выступило с инициативой усовершенствовать контроль качеств алкогольной продукции, чтобы покупатель понимал, чем пиво, например, отличается от пивного напитка. Конечно, у игроков отрасли есть свой взгляд на проблему, отличный от позиции Роскачества, снова много вопросов к методологии определения качества напитков. Обсуждение пока идёт.

 

Вопрос с переименованием продуктов – важный этап в борьбе с фальсификатом. Проще всего взять и запретить определённую категорию продуктов, но это крайние меры, которые могут иметь последствия для конкретных сегментов отрасли. Действительно, не стоит запрещать пивные напитки, «сыроподобные» продукты и пр., надо выделить их в отдельные категории, закрепить их законодательно. Для них найдётся свой потребитель. Здесь важно понимать, что мы не призываем узаконить фальсификат. «Незамерзайка» или технический растворитель, продающийся под видом водки, меламин в детском питании  — уголовно наказуемые действия. Другое дело — безопасные и полезные для здоровья категории продуктов, которые оказались в «подвешенном» состоянии и нуждаются в защите. Вот только название должно быть адекватно, оно не должно всё усложнять. Вариант из 10 слов или наименование типа «сидроимитатор», «медовухозаменитель» точно не являются стимулом для покупки. Хороший пример грамотного ренейминга продемонстрировали производители соли. «Поваренную соль» сменила «пищевая соль» — смена технологического процесса повлекла за собой смену названия без малейшего ущерба для потребительского восприятия. А могло ведь быть и иначе. Представьте себе — «солевой/солесодержащий продукт, приготовленный по технологии соли»...

 

СМИ как источник достоверных знаний

Далеко не последнюю роль в вопросе борьбы с фальсификатом играет объективное и достоверное информирование потребителей. Решение о покупке мы принимаем на основе имеющихся у нас знаний, поэтому так важно, какого качества информацию нам предоставляют СМИ. Именно транслируемая информация способна укрепить репутацию продукта или полностью её уничтожить. Так получилось с ГМО-продуктами. Средства массовой информации постарались на славу, активно транслируя сообщения о жутком вреде генно-модифицированной еды для здоровья человека. Всё было разыграно как по нотам: рассказы о человеческих мутациях, смертельных исходах, заговоре крупных транснациональных компаний, наживающихся на здоровье граждан, и т.д. И только спустя годы стала появляться информация о том, что все перечисленные страшилки не имеют под собой никаких научных обоснований, все как-то сразу вспомнили о том, что обмен генами – часть эволюционного процесса, и «продукты нового поколения» не запрещены ни в одной стране мира. Такая же схема сработала и с молокосодержащими продуктами (например, спредами). В нашей стране они имели очень плохую репутацию, отголоски которой слышны и сейчас. А во всём мире такие продукты являются продуктами для здорового питания и не вызывают у потребителя никаких негативных эмоций. То есть потребительскую культуру и осведомлённость необходимо повышать объективной, достоверной информацией, понятной маркировкой, открытым, неангажированным разговором о полезных и вредных свойствах продуктов, а не манипулировать человеческими страхами ради выгоды и передёргиванием фактов.

 

Это детальное и разностороннее рассмотрение лишь некоторых из многочисленных направлений работы по борьбе с фальсификатом в нашей стране. Но даже этого немногого достаточно, чтобы понять слабые места. Если не учесть все особенности системы, война с фальсификатом превратится в борьбу с ветряными мельницами.

Комментарии (0)