ГМО и глифосат – два «г», которые рука об руку шагают по планете

Вот уже почти пять лет в России действует запрет на ввоз из Украины продукции с высокими фитосанитарными рисками. В «чёрный список» попали генномодифицированные соя, рожь, ячмень, кукуруза, семена подсолнечника и др. Но благодаря предприимчивости некоторых наших славянских побратимов санкционное сырье всё же проникает на российские просторы. Великие комбинаторы от еды придумывают различные схемы, чтобы обойти нежелательные запреты. 

Генномодифицированный организм – это организм с генотипом, целенаправленно измененным методами генной инженерии. Большая часть ГМО подкорректирована весьма незамысловатым образом: после того как генетики порезали ДНК хитрыми ножницами и склеили в другом порядке – некоторые агрокультуры начинают проявлять характер серьезную устойчивость к гербицидам и пестицидам.


Самый распространенный гербицид в мире – это глифосат. Впервые как «убийца сорняков» препарат «Раундап» («Round Up») на основе глифосата стал применяться с 70-х годов прошлого века с подачи крупнейшей американской корпорации «Монсанто», специализирующейся на биотехнологии растений. А особенно широкое распространение глифосат получил с 1995 года, после успешного синтеза генномодифицированных организмов, устойчивых к поражающему действию монсантовского раундапа.

Фермеры знают: ничего страшного не произойдет, если почву обработать глифосатом, но только ОДИН раз – до засева полей. А вот на устойчивую к глифосату ГМ-сою можно вылить в разы больше губительных для жуков и сорняков химических веществ, причем неоднократно, и она гарантированно не склеит листья. Поэтому глифосат и ГМО существуют в неразрывном тандеме: там, где глифосат – там ГМО и наоборот.


Ситуацию усугубляет тот факт, что глифосат даже в микрограммовых дозах специфически токсичен. И если ГМ-сое передозировка гербицида не страшна, то о человеческом организме так не скажешь. Долговременные последствия употребления глифосата для организма пока ясны не до конца. Но медики с этим гербицидом связывают нарушение микрофлоры кишечника у человека и сельскохозяйственных животных, дисфункции печени и почек, поражение центральной нервной системы, риски развития раковых заболеваний, даже детский аутизм.  


Значительная часть ГМО-сои идет на корм животным, а потом с их мясом и молоком попадает в пищу людям. И даже если вы убежденный вегетарианец – не торопитесь выдыхать с облегчением. «Глифосат может вызывать не только онкологические заболевания, он может образовывать устойчивые соединения с тяжелыми металлами, просачиваться в грунтовые воды и таким образом попадать к нам в пищу с водой – к людям, которые к сельскому хозяйству не имеют отношения», – отметил профессор Российского химико-технологического университета имени Менделеева Дмитрий Мустафин. 


Тесты на лабораторных мышах нельзя считать однозначным показателем низкой токсичности глифосата – мышиная иммунная система, а следовательно, и иммунный ответ сильно отличаются от человеческого. Некоторые специалисты утверждают, что ожирение, быстрое увеличение скелета и заметная физиологическая деградация «толстых» Штатов связана с их поголовным многолетним приемом ГМО.  

А что же в ближнем зарубежье? В Белоруссии действует завод по переработке бобов сои. Казалось бы, что тут такого? Дело в том, что в Беларуси не выращивают сою. Тогда откуда берётся сырьё для функционирования целого завода? Очевидно, белорусам на выручку приходят добрососедские отношения. 

Вспомним урок географии за шестой класс. В ближайшем окружении Республики Беларусь увидим Россию, Латвию, Литву, Польшу и Украину. Насчет последней и возникают обоснованные подозрения, так как из всех поименованных держав эта – единственная, где нет ни запрета на выращивание ГМО, ни контроля в этой сфере. В докладе влиятельной румынской экологической организации Agent Green в конце 2018 года были представлены результаты независимого исследования посевов сои на Украине. Оказалось, что половина взятых образцов содержит ГМО. Украинская трансгенная соя идет на переработку в Беларусь, а через неё в виде шрота (кормовая культура для скота) попадает к российским животноводам. 


А какова ситуация в России? Необходимо ли нам импортозамещение в этой сфере? Статистика убедительно говорит – нет. «Чистую» сою давно и успешно выращивают в 40 субъектах РФ. Зачем тогда такие сложные «многоходовки» в виде интернациональной схемы «Украина – Белоруссия – Россия»? Ответ банален до неприличия – деньги. Даже с учетом запутанной логистической цепочки себестоимость сырья получается на порядок ниже, чем цена на отечественное сырье. К сожалению, во всех этих сложных расчетах «цене» человеческой жизни нет места.

Комментарии (0)