Сладкая ложь: почему сахар «в шоколаде», а жир – нет? Полувековой заговор сахарных магнатов раскрыт, но дело их живет

Ежедневно мы сталкиваемся со спекуляцией на неосведомленности рядового покупателя со стороны крупных производителей продуктов питания, которые готовы переписать биохимию под себя почти в стиле Иоанна Богослова: «В начале было Слово, и это слово было моё». И всегда найдутся недобросовестные врачи, диетологи и ученые, которые готовы прийти им на выручку под предлогом: «Для окончательных выводов нужно больше золота, милорд, исследований».
Статья под заголовком «Сахарные магнаты заплатили, чтобы свалить вину на жиры», пару лет назад вышедшая в New York Times, произвела эффект разорвавшейся бомбы. В ней был приведен обзор одного из самых громких продовольственных скандалов XX века – сговоре сахарных магнатов с учеными, спровоцировавшем пандемию ожирения и сердечно-сосудистых заболеваний. Издание JAMA Internal Medicine опиралось на тысячи страниц переписки и других документов, которые Кристин Э. Кернс, научный сотрудник Калифорнийского университета в Сан-Франциско, обнаружила в архивах Гарварда, Университета Иллинойса и других библиотек. Из них становится очевидным, что в 60-е годы прошлого века организация, ныне известная как Sugar Association («Сахарная Ассоциация»), в лице её топ-менеджера Джона Хиксона заплатила ученым Гарварда около $6 500 (в пересчете на сегодняшний курс $49 000), чтобы те опубликовали в 1967 году заказное исследование о связи сахара и жира с сердечными заболеваниями.
Бессердечная наука. В статье были обнародованы имена «оборотней в белых халатах»: ими оказались доктор Д. Марк Хестед – руководитель продовольственного направления в департаменте сельского хозяйства США, доктор Фредерик Дж. Стейр – председатель Гарвардского Департамента нутрициологии.
В 1965 году упомянутый выше Джон Хиксон предоставил гарвардским ученым источниковую базу для обзора и прозрачно намекнул на то, что результат должен быть предсказуем и дружественен сахару. Доктор Хегстед, в свою очередь, заверил в своей лояльности к «особому интересу» мистера Хиксона. В ходе работы над исследованием имели место консультации «литературных негров» из Гарварда с заказчиком, результатами которых остались довольны обе стороны. «Да, это именно то, что мы имели в виду, и мы с нетерпением ждем появления статьи в печати», – слова мистера Хиксона.
«Жир сахару не помеха, а друг, товарищ и брат». Параллельно с этими «сердечными делами» другие американские ученые, в числе которых и известный физиолог Ансель Киз, проводили исследования кардиорисков со стороны насыщенных жиров и холестерина. Это оказалось на руку сахарозаводчикам: отвлечение внимания – один из хрестоматийных приемов манипуляции общественным сознанием. И Хиксон, недолго думая, воспользовался им.
Итогом подтасовки фактов стала обзорная статья, опубликованная в престижном издании New England Journal. Связь между сахаром и заболеваниями сердца в материале была сведена к минимуму, а все кардиологические собаки были навешаны на насыщенные жиры. Доктор Хегстед воспользовался своими научными публикациями для того, чтобы лоббировать «сахарные» интересы на правительственном уровне и разрабатывать рекомендации по правильному питанию в масштабах всей страны. Так были задушены первые ласточки объективного изучения «сахарного» вклада в сердечно-сосудистые заболевания. То есть полвека продвигался изначально ошибочный тренд: авторитетность издания в научных кругах сделала свое дело. Почти 50 лет люди верили, что любые жиры – это бомба замедленного действия для сердца, а обезжиренные продукты с запредельным количеством сахара (надо же хоть как-то вкус добавлять для съедобности) – панацея.
Но к 2017-му выяснилось, что жиры в рационе ограничивать – сердцу вредить. Это данные масштабного исследования, охватившего более 135 тысяч участников из 18 стран. Как видим, сокращение доли жиров в рационе просто опасно, причём это касается даже насыщенных жиров, имеющих более «тяжелый» (по сравнению с ненасыщенными) состав. А вот углеводы – те да, вредят уже на самом деле, безо всяких кавычек, особенно при неумеренном увлечении ими. Всё больше и больше учёных считают, что избыток рафинированных углеводов – основная причина глобальной пандемии ожирения, диабета и множества других неинфекционных заболеваний.
В своем ответе издательству JAMA Sugar Research Foundation (в прошлом – Sugar Association) сообщила, что статья 1967 года была опубликована в то время, когда журналы о медицине не требовали от исследователей раскрывать источники финансирования. New England Journal действительно не запрашивал от своих авторов «декларацию о спонсорстве» вплоть до 1984 года.
Всё ещё продолжаются дебаты по поводу вреда насыщенных жиров. Но сейчас, по крайней мере, ВОЗ, Американская кардиологическая ассоциация и другие организации, формирующие медицинскую повестку, начинают заострять внимание на опасности добавленного сахара для сердечно-сосудистых заболеваний.
Яркий пример тому – «сахарное» лобби. Только отгремела сенсация о том, что корпорация Coca-Cola заплатила миллионы долларов исследователям, которые преуменьшали связь между сладкими напитками и ожирением – как в июне 2016 года Associated Press сообщила об очередном случае подкупа: производители сладостей финансировали исследования, якобы подтверждавшие, что дети-сладкоежки весят меньше, чем их сверстники, равнодушные к «белой смерти».
«Пальмовый заговор». Сейчас абсолютно не по заслугам демонизировано пальмовое масло. Споры о нем редко носят конструктивный характер, поскольку чаще всего одна сторона говорит о научно-медицинской стороне проблемы, а другая – о народно-популярной, и они друг друга не слышат. И сколько бы ученые ни твердили о безвредности пальмового масла для здоровья человека – новости и аргументы в стиле «а вот я слышал» – бодро скачут и по зарубежному, и по импортозамещаемому интернету.

 

Конечно, проще посмотреть по телевизору «Контрольную закупку», чем осиливать длинные научные тексты с кучей непонятных терминов. Тем временем, Международный фонд исследований рака не нашел канцерогенной угрозы в пальмовом масле. Среди факторов риска: добавленные сахар и соль, а также трансжиры. Доказательной наукой не была доказана связь между «пальмой» и повышением холестерина. Пальмовое масло предлагается в качестве замены молочного жира, который по качественному и количественному составу определённо вреднее, поскольку в нём есть действительно опасные транс-жиры (5 – 10%), которых в пальмовом масле нет вообще (0%).
Пальмовое масло в страны Европы и Россию импортируется с одних и тех же плантаций масличной пальмы и перевозится в ёмкостях, предназначенных для транспортировки исключительно пищевых грузов.  Качество сырья соответствует требованиям Кодекса Алиментариус (авторитетнейшего в мире свода пищевых стандартов) и ТР ТС 024/2011 «Технический регламент на масложировую продукцию». Соблюдение требований этих документов по перевозке, хранению, параметрам качества и маркировке жиров, масел и производных продуктов носит обязательный характер для всех.

Комментарии (0)