Современные СМИ или Пропаганда имени Геббельса

Принадлежит ли нам наш мозг? Нейрохирурги, нейробиологи, нейропсихологи и также примкнувшие к этим «нейро» химики, физики, лингвисты давно ищут ответ на этот вопрос. Антропологическая дискуссия о природе человека ведётся напряжённо, местами ожесточённо. Но есть в рядах ратоборцев те, кто не занимает место на баррикадах, а тихо гнёт свою линию – это маркетологи, pr-щики, в общем пропагандисты всего и вся. Не вникая в глубинные процессы человеческого мозга, сложнейшего биологического механизма, эти деятели ловко используют ловушки сознания, убеждая нас приобрести тот или иной товар, занять ту или иную позицию, проголосовать должным образом. И тут – внимание, вопрос! Неужели пока нам кажется, что мы выбираем, за нас уже всё решили? Как у классика: «Тварь ли я дрожащая или права имею?» (Контекст у Достоевского, конечно, был иной, но мы же о сути).

Тайные и явные манипуляторы, брендирование, кастомизация, сенситивный маркетинг, когнитивный диссонанс, лингвомаркетинг… Современные учебники по продвижению пестрят непонятными словами, за которыми так или иначе стоит стремление «втереть». Порыв этот не нов. В той или иной степени, «зомбопостулаты» не только были сформулированы много лет назад, но и апробированы в один из самых страшных периодов отечественной и мировой истории. Успешным теоретиком и практиком политической демагогии и риторики традиционно считается Йозеф Геббельс, министр пропаганды Германии с 1933 по 1945 гг., верный сподвижник Адольфа Гитлера. Есть мнение, что на самом деле Геббельс был бездарным пропагандистом, а основоположниками манипулятивного воздействия на массы можно считать англосаксов, чьи принципы и методы были изложены на основе опыта Первой мировой войны. Так или иначе, именно Геббельсу планомерно удалось выстроить в массовом сознании образ непобедимой Германии и великого Гитлера. Чем дело кончилось – все помнят, но цена, которую мир заплатил за становление фашистской империи, непомерна. Последствия Великой войны пугают спустя годы. При этом пропагандистские методы циничного манипулятора Геббельса живы и актуальны до сих пор – будь то предвыборные гонки, информационные войны, способные влиять на геополитику государств, или обыденная реклама детских памперсов. Вот самые очевидные из них.

«Мы, руководители партии, должны быть с народом каждый вечер после трудового дня и объяснять ему то, чего он днем недопонял».

Заняв пост министра пропаганды, Йозеф Геббельс сделал верную ставку на средства массовой информации. По его мнению, радио, телевидение, печатные издания – верные рупоры пропаганды. Радио – стало основным средством получения информации для 70% населения Германии. Был организован широкомасштабный выпуск радиоприемников, обязательной стала их установка на всех предприятиях, в местах общественного пользования. Более того, Германия была пионером в сфере телекоммуникаций. «С телевидением живой фюрер войдет в каждый дом. Это будет чудо…» – наверняка с придыханием говорил гауляйтер!

Интересно, что значение СМИ в жизни любого общества не стало меньше, наоборот. Теперь СМИ – четвёртая власть. Так получилось: не имея реальной власти, средства массовой информации могут оказывать колоссальное воздействие на сердца и умы.

К слову, Геббельс оказался грамотным продюсером, разработав обязательный план всех телепередач. Вещание включало в себя новости, репортажи с производства и фермерских хозяйств, спорт, развлекательные передачи. Особое значение он придавал выстраиванию обратной связи со зрителями, возможности погрузить смотрящего в гущу событий, вовлечь в спор. Это вам ничего не напоминает из современного мира телевидения?  

«Пропаганда должна ограничиться минимумом и повторять это постоянно. Настойчивость является важной предпосылкой её успеха».

Навязчивое повторение какой-либо одной мысли в разных её интерпретациях, в разных источниках – знакомая каждому вещь. Не стоит глубоко погружаться в тёмные уголки сознания, чтобы вспомнить какие-нибудь рекламные слоганы, прочно в нас засевшие. Прекрасная половина человечества наверняка помнит: «Ням-ням, покупайте Микоян», «Один раз Персил — всегда Персил»,  «Gallina Blanca — буль-буль!» и т.д. У мужчин свои триггеры – «Гентос. Простатиту нет!», «За качество отвечаю Солодов», «Евросеть – цены просто о...ть». Дети не отстают – «Не кисни - на радуге зависни!», «Отмочитос в стиле Читос», «Молоко вдвойне вкусней, если это Milky Way!». Образы должны быть яркие, слоганы – короткие. По исследованиям психологов, сообщение должно укладываться в промежуток от 4 до 10 секунд. Чтобы запомнить более длинное послание, человеку надо напрягаться. А этого не в коем случае нельзя допустить. К чёрту логику и здравый смысл! Примитивный, запоминающийся образ, незамысловатая игра слов, музыкальная назойливость – основа клипового мышления.

Кроме того, мысль, которую человек уже слышал несколько раз на подсознательном уровне вызывает доверие. Если услышав что-то первый раз, вы, возможно, не поверите, то после десятого раза это примется на веру, а в некоторых случаях даже может показаться, что это твои собственные мысли. Такой приём, безусловно, используется не только в коммерческой рекламе. Принцип повторения лежит в основе политической рекламы. Именно на нём основана любая предвыборная кампания. Многие вспомнят слоган ельцинской команды, звучащий из каждого утюга, «Голосуй, а то проиграешь!»  Лоббисты, а их полчища – нефтяные, оружейные, молочные (продолжать можно до бесконечности), также инициируют активность СМИ в соответствии со своими задачами: за льготы монополистам – против льгот, поднять налоги – снизить налоги, ввести акцизы – отменить акцизы, полезный продукт – вредный продукт и т.д.

«Пропаганда не может быть объективной, она должна быть принципиально субъективно односторонней». «Мы добиваемся не правды, а эффекта».

Ложь и фальсификация, к сожалению, оказываются основой для ряда пропагандируемых идей. Переворачивание фактов, предоставление сведений в искажённом виде, подмена тезисов и понятий, умышленное замалчивание ряда фактов – разве не этим отличается огромное количество ежедневно выливаемой на нас информации?

Вспомним, как проходят любые дебаты и обсуждения в ток-шоу. Всё начинается за здравие, а заканчивается – за упокой. С любой темы спикеры ловко переключаются на тему, необходимую им. Как-то незаметно мы вместе с говорящим приходим к нужным выводам. А так сразу и не поверишь, что между носками и внешней политикой государства есть прямая связь.

Сюда же относится и выборочная правда. Бывает и такая! Спикер умышленно озвучивает только выгодную ему часть проблемы. Формально он не обманул, аудитория поверила. Например, новостные ролики рассказывают нам о процветании и развитии какой-либо отрасли, ставя в пример одно из предприятий, но при этом умалчивается то, сколько предприятий отрасли в нерабочем состоянии, каково процентное соотношение действующих и уничтоженных заводов или фабрик. Так обманули нас или нет?

Особо следует отметить абстрактные «авторитеты», на которые часто ссылаются СМИ или спикеры, желая подкрепить выдвигаемый тезис, придать ему вес. Кто эти мудрые философы и эксперты? Имеют ли они реальное отношение к обсуждаемой теме? «Источник, близкий к окружению…», «проверенный специалист, пожелавший остаться неизвестным…», «старший помощник младшего дворника президента уверенно заявил…»  Часто на разных каналах и в разных программах можно встретить одних и тех же людей, которые комментируют разные вопросы, называют себя экспертами. Но если начать разбираться, то найдётся только дырка от бублика, а не экспертное мнение. И ещё – внимательно почитайте должности, написанные под фамилиями спикеров, – там много интересного.

Кажется, что учёные, научные исследования являются непререкаемым авторитетом. Ан, нет! И тут не всё так однозначно! Пример из последнего – нашумевшая история реабилитации насыщенных жиров. В конце прошлого года научный мир раскрыл «сахарный заговор» Америки 60-х гг. Выяснилось, что два гарвардских профессора, лабораторным путём доказавшие вред насыщенных жиров для здоровья, сделали научный финт ушами. Получив ангажемент сахарного лобби, они стали трубить во всеуслышание, что колоссальный вред здоровью человека наносят именно насыщенные жиры – провокаторы заболеваний сердца и сосудов. По сравнению с ними вред сахара должен был показаться минимальным. Схема сработала. На протяжении долгих лет информация о том, что вред сахара ничуть не меньше, умело замалчивалась. Козёл отпущения был найден. А ведь эти данные способны поменять отношение к продуктам, которые уже почти предали гастрономической анафеме – молочка, мясо, пальмовое масло, о мифическом вреде которого только ленивый сейчас не говорит.

«Пропаганда должна воздействовать больше на чувство, чем на разум, так как масса в сущности имеет женственный характер, поэтому чувства доходчивей размышлений».

Очевидно, что эмоциональное воздействие куда более действенно, чем апелляция к разуму. Пропаганда играет на эмоциях и инстинктах. Адекватную информацию мы, скорее, пропустим мимо ушей, а вот шокирующие сведения цепляют. Желая сформировать определённый эмоциональный фон, который ляжет в основу внедряемой позиции, человеку достаточно показать ужасные картины страдания людей, детей, животных. Надрывные образы разбудят наши страхи. А это благодатная почва для посева чего угодно. Достаточно вспомнить, что в ряде каких бы то ни было конфликтов на определённом этапе подключаются борцы за права животных, защитники окружающей среды. И сразу наружная реклама показывает нам, например, несчастных обезьян на пальме, гектары поражённых земель, удручённое коренное население каких-либо посёлков. Не отрицая наличие экологических проблем, мы лишь принимаем во внимание то, что очень часто масштабы бедствий оказываются сильно преувеличены.    

Очень показателен в этом плане фильм об американских политтехнологиях «Плутовство». Картина рассказывает о том, как желая отвести глаза от скандала, в который оказался втянут президент США, его советники и pr-щики режиссируют мифический военный конфликт. В этом сказочном столкновении есть всё – съёмки с мест бомбардировок, несчастные местные жители, вынужденные покидать свои дома, национальные герои, отдавшие жизнь за родину. В фильме дерзкий подлог удался, скандал замяли. Но что интересно, после просмотра не получается избавиться от ощущения, что сюжет основан на реальных событиях.   

Словотворчество тоже может работать на пропаганду. Если внимательно вслушаться и вчитаться в то, что нам транслируют, можно обнаружить обтекаемые фразы, которые призваны сгладить острые углы, и наоборот, эмоционально окрашенные слова, способные вызвать обратную реакцию. Разница чувствуется: «война» – «кровопролитие», «быть виновным» – «иметь кровь на руках», «жёсткие методы допроса» – «пытки», «несовершенства кожи – прыщи», «добрые слова – розовые сопли». Ещё наблюдение. В текстах, рассказывающих о яко бы смертельном пальмовом масле есть набор эпитетов и сочетаний, кочующих из текста в текст: отрава, яд, суррогат, фальсификат, ненатуральный продукт, травящий наших детей и т.д. Лингвопропаганда действенная предпосылка создания образов героев и антигероев, освободителей и узурпаторов.

Сегодня всё чаще говорят о том, что все войны ведутся в информационном пространстве, а победителями из них выходят те, кто понимает эту истину. Средства массовой информации меняются со временем, становятся более изощрёнными. Суть пропаганды неизменна – сделать подаваемую информацию частью системы взглядов человека. Но и этому можно противостоять. Сам «отец лжи» и «отец pr» понимал, что средство есть. «Худший враг пропаганды – интеллектуализм», – говорил Йозеф Геббельс. Обыватель, возможно, никогда не узнает, кто на самом деле стоит за тем или иным теневым информационным заказом, но отнестись критически, не поддаваться истериям и сенсациям, можно. Бороться с эвтаназией мозга возможно только сопоставляя факты, не принимая слова на веру.

 

 

 

Комментарии (0)