Забота об экологии или попытка заработать?

В этом году Европарламент принял резолюцию, согласно которой к 2020 году должна быть введена единая сертификация для пальмового масла, попадающего на территорию Евросоюза, подтверждающая его экологически безопасное производство. На первый взгляд, подобная инициатива выглядит как планомерное ужесточения контроля за соблюдением экологических норм, но при дальнейшем рассмотрении возникает ряд вопросов. Документ был разработан якобы в контексте недостаточности усилий крупнейших экспортеров пальмового масла – Индонезии и Малайзии – в работе по совершенствованию производственных практик.

Одно из традиционных требований ЕС к пальмовой индустрии – уменьшение вырубки лесов. При этом, 70% древесины отправляется именно в страны Европы, где признается сертифицированным товаром, произведенным в согласии с принятыми Европой стандартами для лесной промышленности, о чем заявляет председатель Малазийского управления по развитию территориями. Другими словами, Европа выступает против вырубки лесов, но ничего не имеет против импорта древесины для своих нужд.

Второй момент – обсуждение данной резолюции бросает тень на пальмовую индустрию в целом, искажая образ продукта. Если за этим последует падение цен на бирже, то пострадают небольшие производители пальмового масла, которым будет проще переключится на другие виды деятельности. Согласно данным Малазийского министерства плантаций и ресурсов, единая европейская сертификация пальмового масла может быть неприемлема для небольших производителей – во-первых, из-за высокой стоимости в евро, во-вторых, из-за возможных противоречий в требованиях на законодательном уровне. Более того, подобная дискриминация противоречит принципам Всемирной торговой организации о свободе торговли.

 По всей вероятности, перспектива взаимодействия исключительно с крупными компаниями устраивает разработчиков резолюции – ведь у ключевых игроков есть ресурсы, в первую очередь – финансовые, для прохождения дополнительной сертификации. Существующие стандарты ISPO, MSPO, RSPO позволяют удостовериться в надежности цепочки поставок и убедиться в соответствии продукции требованиям устойчивого развития. На чем основываются претензии ЕС относительно вырубки лесов? Малайзия, например, для создания пальмовых плантаций не расчищает от лесов новые территории, а преобразует земли, ранее использовавшиеся для других культур. Более того, в рамках достижения поставленных ООН целей по устойчивому развитию, к 2020 году Малайзия обязала пройти сертификацию и крупных, и мелких фермеров. Однако, как показывает мировая практика, забота об экологии не знает границ. Особенно, когда дело не в экологии.

В то, что самые ярые борцы с экологией не являются коммерческими организациями уже мало кто верит. Разумеется, существуют люди - бескорыстные активисты, защищающие интересы природы и не руководствующиеся личной выгодой. Кто-то занимается посильным озеленением территорий, кто-то – выходит собирать разноцветные полиэтиленовые пакеты, развешанные ветром по лесополосам. К сожалению, подобные инициативы зачастую остаются только в памяти самих участников и, возможно, удостаиваются немногословного упоминания в региональных СМИ.

Совсем другое дело – профессиональный экологический десант. Забота об экологии легко подкупает доверие общества, и, к сожалению, подрыв репутации конкретных производителей или отрасли в целом – не новый метод конкурентной борьбы и даже банального вымогательства. Проследив за деятельностью известных природоохранных организаций можно выделить определенную схему, которая раскручивается, как спираль, захватывая все больше внимания общественности. Локальная акция экологических радикалов, покрепленная хорошим бюджетом, сразу попадает в поле зрения журналистов и блогеров. Громкие заголовки подхватывают коллеги по цеху и масштаб четко спланированного мероприятия увеличивается до национального. Почуяв кровь, телеканалы транслируют передачи с шокирующими кадрами – гибнущие животные, страдающие люди, циничные промышленники. И неважно, что видеоряд для сюжета использовали трехлетней давности и с другой локации, а «прямая речь» - вырвана из контекста. Да и сами свидетельства не всегда соответствуют действительности – истории о подкупленных митингующих, умышленных пытках животных на камеру и попросту сфабрикованных материалах доходят до общественности либо слишком поздно, либо не доходят вовсе. Встречные заявления и ответные аргументы оппонентов, подвергшихся планово-провокационной атаке эко-коллекторов, воспринимаются как пустые оправдания, скандал разгорается, и у мишени экологических нападок все меньше шансов выйти из ситуации без последствий – репутационных и, как следствие, финансовых. Логичное продолжение противостояния - экологи предлагают компании «исправиться» и вступить в ряды благотворителей, за счет которых будет идти дальнейшая борьба против неугодных.

Один из самых громких скандалов прошлого века, связанных с одной небезызвестной природоохранной организацией, Европа помнит до сих пор. В конце 70-х французским журналистам удалось доказать, что громкие протесты защитников экологии против строительства национальной АЭС спонсировали с другой стороны Атлантического океана, а все действия согласовывались с правительством США. И так уж совпало, что именно в это время США продвигали свои энергетические компании на европейском рынке. Удивительно честную фразу сказал один из основателей вышеупомянутой организации: «неважно, что есть правда, важно лишь, что люди почитают за правду. Вы тот, каким вас выставили в прессе. Организация превратилась в миф и одновременно— в машину по созданию этого мифа».

Интересно то, что есть примеры и другого типа взаимодействий промышленности и экологов в рамках конкурентной борьбы. Немногие знают, что нефтедобывающая и нефтеперерабатывающая индустрии – один из основных спонсоров природозащитных организаций, ведущих активную борьбу против изменения климата. Такие компании как Shell, Pacific Gas and Electric Corporation, British Petrol вкладывают миллионы долларов в исследования изменений климата и финансируют не скептиков, ставящих под сомнение взаимосвязь промышленности и климатических изменений и саму достоверность этой теории, а различные организации экологов. Разве не выгоднее нефтяным баронам заказать исследование, окончательно развенчивающее связь их деятельности с возможными последствиями для всего человечества? Оказывается, нет. Во-первых, помогая природозащитным организациям корпорации улучшают свой имидж. А во-вторых, борьба с отраслью в целом острее всего сказывается на менее крупных игроках, что позволяет наращивать долю за счет поглощения ослабленных конкурентов не способных полноценно противостоять Зеленым различных категорий, которых спонсируют гиганты индустрии.

Возвращаясь к назревающему конфликту между странами-экспортерами пальмового масла и ЕС. Во-первых, последние пару месяцев в российской инфосфере активно эксплуатируют тему «запрета пальмового масла в Европе», не удосуживаясь уточнить, что речь идет о биотопливе и, более того, не только на основе пальмового масла. По мнению экспертов, на которых ссылается немецкая Deutsche Welt, есть вероятность, что к 2025 году дебаты могут обернуться запретом биотоплива на основе растительного сырья. К тому же, как остроумно заметил министр плантаций и ресурсов Малайзии, если Европа так беспокоится о поступающем в атмосферу углекислом газе, под запрет должно попасть сливочное масло, а не пальмовое. Для наглядности министр приводит следующие цифры: при производстве 1 тонны сливочного масла в атмосферу попадает 23.8 тонн углекислого газа, тогда как 1 тонна пальмового масла «обходится» всего в 2.3 тонны углекислого газа. То есть, в 10 раз меньше.

Во-вторых, говоря о необходимости ввести дополнительную сертификацию для пальмового масла, речь не идет о снижении объемов импорта. Напротив, производители пальмового масла, в случае невозможности достижения взаимопонимания, могут пойти на ответные меры и снизить объемы поставок в ЕС, что, несомненно, будет крайне неблагоприятным вариантом развития событий для европейской промышленности. Напомним, страны Евросоюза на сегодняшний день занимают второе место по объемам импорта пальмового масла. То есть, попытки «прижать» производителей настолько востребованного сырья, используя экологическое прикрытие – это всего лишь стремление добиться более выгодных условий. Разумеется, экологическая сознательность – неотъемлемый элемент разумного потребления и ответственного производства. Но кампании по перекраиванию рынка путем «зеленого» рэкета не имеют никакого отношения ни к экологии, ни к сознательности, и по всей видимости, прайс для компаний, задействованных в производстве пальмового масла еще не озвучен.

Комментарии (0)