Закройте окно! Дует!

В интернет-пространстве огромной популярностью пользуется мотиватор со словами: «Если вами никто не манипулирует, вы в руках профессионалов». То ли актуальная политическая гонка, то ли лавина разоблачающих исследований из разных сфер жизни, делает насущным вопрос свободы личности, порождает проблему когнитивной компетенции. Как мы делаем выбор? Какова доля самостоятельности в познании действительности отдельно взятым человеком? Как нами решаются задачи? Заметим, что это не праздный веер вопросов, не меланхоличная личностная рефлексия. Огромные инвестиции в когнитивные науки, в том числе в нейронауку, прямое доказательство приоритетности данного направления, важность которого можно просмотреть в долгой перспективе. Но пока одни ведут исследования с целью помочь человеку в стремительно меняющемся мире, другие – используют научные достижения в своих целях. И цели эти иногда пугают своим цинизмом и масштабом.

Окно дискурса. Способ дегуманизации

В 90-х гг. американским юристом и общественным деятелем Джозефом Овертоном была сформулирована концепция окна дискурса, которая рассказывает о том, как с помощью ряда планомерных действий можно насадить любому обществу любую идею. Активное распространение концепция «Окно Овертона» получила с 2006 года. Однако, по сути, это явление можно наблюдать на протяжении всего развития человечества.

Овертон утверждал, что в рамках открытого политического обсуждения существует оценка явления по степени приемлемости. Окно политического дискурса размещается на шкале, полярные точки которой – меньшая свобода и большая свобода. Между крайними точками существует деление – немыслимо, радикально, приемлемо, разумно, стандартно, норма. Попадая в рамки окна, идея проходит ряд стадий от полного общественного отрицания через принятие по причине разумности к нормативности, государственной регламентации.     

Наиболее явно принцип окна Овертона просматривается на продвижении острых для общества вопросах, вокруг которых традиционно могут разгораться ожесточённые споры. Наглядно продемонстрировать особенности модели можно на примере темы каннибализма, которая, судя по всему, уже находится в рамках окна.

Первый этап, по Овертону, – попадание самой идеи в рамки окна. На начальном этапе в медиа пространство вбрасывается шокирующая информация, которую до этого знали, но не озвучивали. Многочисленные материалы о каннибализме неизбежно привлекут большое внимание аудитории.  Начало положено, никто не говорит о легализации и норме, но табу уже снято. Планомерное поддерживание темы разными информационными способами, даёт человеку возможность привыкнуть к проблеме, проассоциировать её с современностью. Далее начинается второй этап – переход от радикального и немыслимого к приемлемому. Здесь на сцену выходят историки, учёные, общественные деятели, которые в ходе многочисленных открытых дискуссий начнут приводит статистику, исторические примеры, «откопают» мыслимые и немыслимые исследования, которые будут крайне убедительными. Нам расскажут о том, что на разных стадиях развития человечества каннибализм существовал, некоторые племена практикуют это до сих пор. На этом этапе действенно объявить противников каннибализма ханжами и лицемерами, нетолерантными, непросвещёнными притеснителями всевозможных меньшинств. Важный ход – создание эвфемизма. Вытеснение негативного образа из сознания людей пойдёт значительно быстрее, если заменить прижившуюся отрицательную словоформу новым понятием, более нейтральным. Так, слово «каннибализм» постепенно вытесняет «антропофагия», «антропофилия», слова которые, очевидно, размывают устоявшуюся семантику. Далее – движение к рациональному. Продолжается муссирование вопроса в СМИ, увеличивается количество обсуждаемых аспектов, растёт количество сторонников явления. Всё чаще звучит мысль о том, что бывают такие моменты, когда каннибализм оказывается оправдан. Именно это и есть первый шажок в сторону узаконивания каннибализма. Предпоследний пункт – стандартизация. Проблема становится неотъемлемой частью жизни. Про каннибалов снимают документальные и художественные фильмы, пишут книги. Вдруг совершенно случайно выясняется, что какой-нибудь всеми любимое медийное лицо является приверженцем антропофагии, снова «подтягивается» статистика, указывая на процентное количество антропофилов в обществе, наука, доказывая, что антропофилы, более творческие люди, они имеют особенную психофизиологическую организацию. Финальная точка – норма. Идея становится частью политики. Лоббисты формируют законодательную базу, в соответствии с которой любой выпад в сторону обозначенного меньшинства рассматривается как притеснение, нарушение прав и свобод граждан. Каннибалы создают учреждения, профсоюзы, общественные организации, с их мнением считаются…  А как же иначе? Ведь теперь каннибализм под охраной закона.

Автор метода подчёркивал, что манипуляции общественным сознанием, конечно, могут быть, но это недопустимо, это признак «дурной политики». Выразился он весьма корректно. По сути, передвигая окно дискурса, можно узаконить любую идею, активно отторгаемую обществом. Так было с гомосексуализмом и однополыми браками. Разве не это же сейчас происходит с инцестом, детской эвтаназией?

Игры с потребителем

Если отвлечься от радикально асоциальных идей, которые способны дегуманизировать общество, можно обнаружить примеры манипуляций меньшего масштаба – распространённые сегодня игры с потребителями, за которыми, будьте уверенны, просматриваются чьи-то выгоды. Интересен в этом плане вопрос ГМО. С середины ХХ в. началось активное изучение «вещества наследственности» – ДНК, стремительно начала развиваться генная инженерия, которая предложила неожиданные, прорывные научные подходы, перевернула все сферы человеческой жизни. Многие глобальные проблемы земли оказались решаемыми. ГМО-технологии обещают справиться с голодом, следствием перенаселения планеты, нарастить мировую сырьевую базу. Параллельно с этим трансгенные продукты занимают значительную часть информационного пространства, об этом не говорит только ленивый. Вам это ничего не напоминает? Складывается впечатление, что перед нами движение окна Овертона. Первые стадии пройдены: тема введена в оборот, возможность трансформации существующих форм жизни уже не фантастический литературный сюжет. И понеслось – исследования, их опровержения, сторонники, противники, опыты, крысы, расследования, обвинения в лоббизме, обвинения в зашоренности и сопротивлении техническому прогрессу, фильмы, книги, всевозможный поп-контент и далее по списку. Конечно, со 100-процентной уверенностью утверждать, что ГМО находится в окне дискурса, не приходится. Но учитывая, что генная инженерия – основа успешно развивающегося бизнеса, сильный политический козырь, всё будет развиваться не так просто, страсти будут накаляться. В этом информационном шуме одно можно сказать точно – однозначного, научно подтверждённого доказательства пользы или вреда трансгенных продуктов пока не существует. Вопрос открыт. О методиках знаем. Наблюдаем.

Есть ещё одна интересная тенденция – нарочитое стремление поместить в окно дискурса нежелательное явление, уже знакомое окружающим, не вызывающее негатива. И здесь логика подсказывает искать того, кому это выгодно (основной принцип юристов Древнего Рима, а они знали толк в деле). Это многое объяснит. Показательными являются столкновения в пищевой промышленности – вот где нешуточные страсти, жёсткое перетягивание одеяла, информационные войны. Интересно наблюдать борьбу с пальмовым маслом, которая то немного затихает, то разгорается снова. В чём только его не обвиняли и какие только мифы не создавали – добывается из коры или ствола пальмы, «залепляет» сосуды, не переваривается в организме, а остаётся там до лучших времён, перевозится в цистернах из-под нефтепродуктов, провоцирует мутации и рак. И это только небольшая часть. Об этом продукте снимают фильмы и программы, появляется масса разнообразнейших исследований, всевозможные эксперты, учёные, диетологи, как по нотам, кошмарят гостей студий, потребителей. Например, не так давно на федеральном канале в информационной передаче диетолог Елена Соломатина, эксперт (если это слово не покажется вам кощунственным) в вопросах питания, в очередной раз с уверенностью рассказывает о «тугоплавкости» пальмового масла, о процессе очищения этого продукта от всевозможных полезных веществ, переключается на спред – якобы источник вредных трансизомеры, и не беда, что в Европе спред – функциональный продукт для здорового питания и т.д. Не ставя перед собой цель развеять этот околонаучный фальсификат (это мы неоднократно делали в наших материалах), хочется выразить восхищение упорству, с каким медийные лица продвигают абсолютную чушь, не боясь за свою репутацию. К сожалению, такие горе-эксперты на деле оказываются пропагандистами. И здесь важен только один вопрос – вопрос цены. Интересно, что тема «вреда» пальмового масла проходила разные этапы. Неутомимые противники создают всё новые мифы: когда история о масле из коры и ствола оказалась несостоятельной просто по причине того, что так масло не добывают, на первое место вышли нефтебитумные цистерны, затем заговорили о насыщенных жирах и 3-MCPD. Неоднократно предпринимались попытки запретить этот продукт на государственном уровне, этап окна «узаконивание» не прошёл. В этом лоскутном шуме нарочито никто не помнит, что этот обычный растительный продукт употребляли в пищу 5 000 лет назад, и нет ни одного научного доказательства того, что пальмовое масло вредит здоровью. Посмотрим, как дальше будет проходит движение этой темы по окну Овертона, и чем всё это кончится.

 

Приведённые примеры, детальный обзор модели Овертона помогут быстро находить примеры манипуляций общественным мнением и научиться противостоять всевозможной пропаганде. Здесь важно не впадать в крайности и не погрязнуть в конспирологических теориях, атмосфере гнетущий подозрительности. Ведь в истории человечества достаточно примеров того, как многие прорывные идеи были отвергнуты. И дело здесь не в том, что они ложные, а в том, что общество было к ним не готово. Вспомним судьбы Бруно или Галилея. Зная ужасающий и разрушительный потенциал окна Овертона, необходимо укрепиться в мысли о необходимости мыслить самостоятельно, критично подходить ко всему, перестать бездумно проглатывать то, что нам предлагают. Между толерантностью и здравым смыслом в системе дискурса перевес должен оказаться на стороне второго. А пока – давайте закроем окно! Дует!

 

Комментарии (0)