Как заработать на молоке. Аркадий Мамонтов, журналист

Справка

Специальный корреспондент, обозреватель телеканала «Россия».


Биография

— Родился в Новосибирске 26 мая 1962 года.

— В 1988 г. окончил факультет журналистики Московского государственного университета (МГУ).

— В 1991-1994 гг. работал «стрингером» в «горячих точках» в Таджикистане, государствах Балтии, на границе Нахичевани и Армении; в Молдавии.

— В 1995 г. Стал специальным корреспондентом телекомпании НТВ.

— В мае 2000 г. занял должность советника председателя ФГУП «ВГТРК».

— С 2002 г. работает над еженедельным циклом передач «Специальный корреспондент».

— Получил ряд исков в суде по защите чести и достоинства после бездоказательных обвинений в репортажах: от «Московской Хельсинской группы», от предпринимателя Сергея Полонского, от бывшего министра сельского хозяйства Ирины Скрынник, от хирургов Городской клинической больнице № 20 Москвы и т.д.


Когда вымрут корыстные мамонты?

Журналисты-расследователи в особой цене: нужно честно отдирать линолеум с грязных полов действительности. Но нередко вместо реальных фактов аудитория получает либо раздутый скандал, либо пресловутую «заказуху». Один из представителей расследовательской элиты — Аркадий Мамонтов. Его расследования всегда неоднозначны и вызывают немало вопросов. «Эхо Москвы» и «Известия» не раз подозревали его в продажности; «Комсомольская правда», наоборот, отмечала достоверность. Действительно ли живо сердце четвёртой власти в руках корреспондента или же это холодное блюдо, которое шеф-повар готовит на заказ?


Невинные трансплантологи

После эфира фильма «Белые одежды» А.Мамонтова на героев было заведено уголовное дело, которое с треском провалилось при детальном рассмотрении подробностей и было закрыто за отсутствием состава преступления.

Обвиняемые — врачи Городской клинической больницы № 20 в Москве, Аркадий Мамонтов окрестил их «врачами-убийцами». Фильм утверждает, что хирурги забирали из реанимации доноров и вырезали органы у живых.

В операционную врываются милиционеры, в этот момент врачи уже занесли нож над ещё живым пациентом. Врачи ГУВД проверяют — сердце действительно ещё бьётся, значит хирурги готовились растащить человека на органы. За кадром осталось то, что, как правило, там остаётся — здравый смысл. В трансплантологии пересадку многих органов, например, сердца, лёгких, печени, поджелудочной, нельзя делать после остановки сердца, поскольку органы сразу же погибают. Медицинская общественность уже давно пришла к точной констатации смерти в виде диагноза «смерть мозга». У пациента, которого в тот день снимал журналист, был как раз такой диагноз. Практически всегда трансплантологи сталкиваются с трудностями в оформлении документов: жизнеспособность органа лимитирована. Нельзя говорить, что дефицит времени может оправдывать формальности. Но нельзя и утверждать, что врачи пошли на преднамеренное убийство, а именно это и следует из программы.

Трансплантация от посмертных доноров в Москве была практически приостановлена. Вот так оборвалась очередь на пересадку органов вместе с сотнями жизней, которые её ожидали. Сами врачи были уверены, что материал был «заказан» посредниками зарубежных трансплантологов. Отправлять больных в Израиль или в Германию куда более выгодно, чем развивать трансплантологию в РФ. Было ли это действительно «заказом» или же тема была открыта, чтобы спровоцировать сенсацию — на этот вопрос нельзя дать однозначный ответ. Журналиста ждал успех. В фильм потом так и не вошло то, чем кончилась впоследствии вся эта история для остальных: до операции люди так и не дожили, а российская трансплантология еще больше отстала от мировой.


Бросить камень

Аркадий Мамонтов перед выходом фильма «Шпионский камень» высказался, что подготовка заняла у него несколько лет. Шпионские страсти вращаются вокруг прибора, который британская разведка использовала для связи со своими агентами. Это был мини-компьютер, замаскированный под обычный на вид камень. Были «вскрыты» и имена тайных агентов, в основном это были разнообразные некоммерческие организации, которые получали деньги из-за рубежа.

В фильме были показаны сверхсекретные материалы ФСБ, что, естественно, не может не впечатлять. Тогда журналистская среда озадачилась: откуда у Аркадия Мамонтова оказались данные под грифом «нельзя трогать никому»? Коллеги обвинили журналиста в поджаривании фактов на скорую руку: якобы никакой многолетней подготовки фильма не было, а в нужное время с нужной целью правительственные службы просто выдали материал.

Если даже этот факт и имел место быть, можно ли за это в кого-то бросить не шпионский, а совершенно обычный камень? Если подумать, то суть журналистики согласно классической трактовке — действительно разоблачать пороки. Обнажать прорехи в системе, а не прикрывать их, подавая выгодной стороной. Быть четвёртой властью, а не временной наёмницей первой, второй или третьей. Наверное, чтобы увидеть по-настоящему честное расследование, зрителям придётся ждать ледникового периода на ТВ. Когда корыстолюбивые и, словно мамонты, прочно стоящие на ногах журналисты вымрут.


Греясь под пальмой

Множество вопросов у коллег по цеху вызвал выпуск дискуссионной передачи «Специальный корреспондент» — «Осторожно! Еда». Аргументация была завязана на тезисе о том, что пальмовое масло является непригодным для пищи, кроме того, данный компонент запрещён в странах Евросоюза.

Информационная среда, которая анализировала громкое расследование со стороны, обнаружила, что в нём есть черты, которые могут свидетельствовать о заказе со стороны производителей молока.

Аркадий Мамонтов слетал во Францию, где побывал в одном из продуктовых магазинов. Неизвестный продавец сообщил ему, что в его стране пальмовое масло запрещено. В кадре этикетка продукта, где написано «sans lactose». Закадровый голос по слогам зачитывает: «Здесь написано: если у вас возникли проблемы с качеством молока, вы можете вернуть его в магазин». Заведующего лабораторией НИИ питания РАМН Владимира Бессонова это чрезвычайно развеселило: «Похоже, у вас проблемы с переводчиком, потому что „sans lactose“ переводится как „безлактозное молоко“. В мире нет закона, который запрещал бы пальмовое масло». И это правда.

«Вы что, хотите поймать меня на обмане? — вскинулся Мамонтов, но потом нашёлся. — А надписей-то было две!». На что профессор горько усмехнулся.

О странно однобоком характере передачи свидетельствует и видео-ответ профессора МГУ Валерия Петросяна, где он говорит о том, что гидрогенизированные масла крайне опасны для организма. Это действительно правда, однако есть одно «но». Пальмовое масло никакого отношения к гидрогенизации, т.е. искусственному отверждению жидкого масла, не имеет. Оно твёрдое от природы, поэтому подвергать его каким-либо процессам не надо. К слову, профессор о пальме не говорит ни слова. Видимо, доверчивому учёному просто задали другой вопрос — что он думает о гидрогенизации, а потом просто скомпоновали кадры.


Эпилог

Есть небольшой эпизод в книге «Будённовск. Репортаж под прицелом» Сергея Тополя, корреспондента «Коммерсанта». В нём Тополь рассказал о своём знакомстве с Аркадием Мамонтовым в горячей точке. У Тополя не хватило денег, чтобы полностью расплатиться за номер в гостинице, где они остановились перед отъездом. Мамонтов уехал, оставив ему записку, что доплатит, но паспорт забирает и отдаст в Москве — когда получит деньги. Тополь остался без документов в горячей точке.

«Через неделю в Москве, когда все кончилось, он пришел на встречу со мной с двумя охранниками. Я взял паспорт и полистал его. Все странички оказались целые, и я сунул документ в карман. Достал деньги и вслух пересчитал их. А затем как бы невзначай: невзначай уронил на асфальт. Повернулся и пошел к машине. До нее было метров пятьдесят. Перед тем как уехать, я обернулся. Мамонтов на коленях, с красным лицом, вот-вот удар хватит, ползал по асфальту, собирая деньги. Его спутники молча смотрели мне вслед».

Комментарии (1)

  1. Сергей 05 ноября 2015, 00:52 # 0
    Продажный журналюга